maximus67 (maximus67) wrote,
maximus67
maximus67

Categories:

Поход 2-й Тихоокеанской эскадры. Русско-японская война 1904-1905г.

2 тихоокеанской эскадры



                             Вторая  Тихоокеанская  эскадра

 

                         Русско-японская война 1904-1905 гг.

                                                                                                           Капитан 1 ранга в отставке П.Д. БЫКОВ

Подготовка и поход 2-й Тихоокеанской эскадры

Первые месяцы русско-японской войны наглядно показали, что царское правительство оказалось неподготовленным к войне.

Недооценка сил противника и его военных возможностей и чрезмерная самоуверенность царского правительства, считавшего, что позиции России на Дальнем Востоке неуязвимы, привели к тому, что Россия не имела на театре войны необходимых сил. Результаты первых двух месяцев войны на море были крайне неблагоприятны для русской эскадры в Порт-Артуре. Она понесла такие потери, что японский флот получил преобладание на море. Это заставило царское правительство принять меры к усилению своих морских сил на Дальнем Востоке.

На необходимость усиления эскадры, уступавшей японскому флоту, особенно по количеству крейсеров и миноносцев, неоднократно указывал еще адмирал С.О. Макаров в бытность его командующим флотом. Но все его представления и просьбы не были выполнены. Позднее вопрос об усилении эскадры был пересмотрен при участии нового командующего Тихоокеанским флотом адмирала Скрыдлова, поставившего вопрос и посылке крупных подкреплений на Восток. В апреле 1904 г. было принципиально решено послать из Балтийского моря эскадру, получившую название 2-й Тихоокеанской эскадры.

  

В состав эскадры должны были войти корабли, которые заканчивались постройкой, а также часть кораблей Балтийского флота, хотя несколько устаревших по конструкции и вооружению, но вполне годных к плаванию. Кроме того, предполагалось купить за границей 7 крейсеров.

Ввиду того что по своему составу 2-я Тихоокеанская эскадра была недостаточно сильной для решения самостоятельных задач, посылка ее преследовала главным образом цель усиления порт-артурской эскадры. Формирование эскадры и подготовка ее к переходу на Дальний Восток были возложены на контр-адмирала Рожественского, занимавшего тогда пост начальника Главного морского штаба и назначенного командующим эскадрой. Его ближайшими помощниками являлись младшие флагманы контр-адмиралы Фелькерзам и Энквист.

             З.П. Рождественский                       

   
 

Корабельный состав эскадры

Основное ядро отправляемой на театр военных действий эскадры составляли четыре новых броненосца: “Александр III”, “Князь Суворов”, “Бородино” и “Орел”, из которых только первый прошел испытания в 1903 г., постройка остальных была закончена уже после начала войны, и они еще не прошли всех положенных испытаний. В частности, на броненосце “Орел” не успели произвести испытание крупнокалиберной артиллерии. Эти новые современные броненосцы, развивавшие скорость 18 узлов, перед выходом на Дальний Восток были сильно перегружены, так как пришлось принять на борт повышенные запасы боеприпасов и продовольствия. Кроме того, при достройке броненосцев на них были установлены различные вспомогательные приспособления, не предусмотренные первоначальным проектом. В результате осадка на 0,9 м превышала запроектированную, что увеличивало водоизмещение броненосцев на 2000 т. Следствием этого было большое понижение их остойчивости, а также живучести кораблей. Из остальных броненосцев к современным, уже бывшим в плавании кораблям, принадлежал только “Ослябя”. Но это был слабый по бронированию корабль, имевший к тому же 256-мм пушки вместо 305-мм.

 

                                          Броненосец  “ Александр III 

 

   

 

                                         эскадренный броненосец  “ Бородино “

  

 

  

                                         эскадренный броненосец  “ Ослябя “

  

 
Броненосцы “Сисой Великий” и “Наварин” были старыми кораблями, причем второй имел старые недальнобойные 305-мм орудия. Скорость хода их не превышала 16 узлов. К броненосцам был присоединен старый броненосный крейсер “Адмирал Нахимов”, вооруженный 203-мм пушками. Таким образом, броненосные корабли 2-й Тихоокеанской эскадры имели самое различное вооружение, защиту и маневренные качества, не говоря уже о том, что тактические качества у новых кораблей были понижены из-за дефектов постройки, а остальные корабли были устарелой конструкции.

  

  

  

Еще большее разнообразие по своим тактико-техническим элементам , представляли крейсера, входившие в состав эскадры. Крейсеров было всего семь. Из них современными были “Олег”, “Аврора”, “Жемчуг” и “Изумруд”. Первый и последний не были готовы ко времени ухода эскадры и догнали ее уже в пути. Из остальных крейсеров “Светлана” и “Дмитрий Донской” были старыми кораблями, а “Алмаз” представлял собою вооруженную яхту.

  

  

 

 

 

                            Крейсер  I-го  ранга  “ Дмитрий Донской “

 

 

Из крейсеров два — “Жемчуг” и “Изумруд” были однотипными, быстроходными (24 узла), но незащищенными кораблями. “Олег” и “Аврора” имели палубное бронирование в 106 мм, но были разными по скорости. Первый давал до 23 узлов, а второй только 20. “Светлана” имела скорость 20 узлов, а “Алмаз” — 18. Наиболее старый из крейсеров “Дмитрий Донской” имел только 16 узлов. Слабость и недостаточность крейсерских сил была очевидной, поэтому решено было придать эскадре в качестве быстроходных разведчиков пять вооруженных быстроходных пароходов — “Урал”, “Кубань”, “Терек”, “Рион” и “Днепр”, которые в разные сроки присоединились : к эскадре на Мадагаскаре. Ценность этих так называемых вспомогательных крейсеров была весьма малой. В состав эскадры входило девять эскадренных миноносцев — “Бравый”, “Бодрый”, “Быстрый”, “Бедовый”, “Бурный”, “Блестящий”, “Безупречный”, “Громкий” и “Грозный”, что было явно недостаточно. Миноносцы имели на вооружении по три торпедных аппарата и развивали скорость не более 26 узлов.

                                                               эсминец

 

 

 

Несмотря на то, что решение о посылке эскадры было принято в апреле, формирование и снаряжение ее заняло очень много времени.

Причинами тому были крайне медленные темпы достройки новых и ремонт старых кораблей. Только 29 августа работы на эскадре были закончены настолько, что она смогла выйти из Кронштадта в Ревель.

Личный состав

 

                                             Командиры кораблей

 

Личный состав эскадры в большинстве своем прибыл на корабли летом 1904 года, и только командиры и часть специалистов были назначены ранее и находились на них при постройке. Поэтому ни офицеры, ни команда не имели достаточно времени, чтобы хорошо изучить свои корабли. Кроме того, на кораблях эскадры было много молодых офицеров, досрочно выпущенных из морского кадетского корпуса по случаю войны, а также призванных из запаса и переведенных из торгового флота, так называемых “прапорщиков запаса”. Первые не имели достаточных знаний и опыта, вторые нуждались в обновлении своих знаний; третьи хотя и обладали опытом и знаниями морского дела, но не имели никакой военной подготовки. Такое укомплектование кораблей эскадры офицерами вызывалось тем, что кадрового состава хватало только на замещение наиболее ответственных должностей на кораблях.
 

Подготовка и организация эскадры

Перед уходом из Балтийского моря эскадра в полном составе ни разу не плавала, и только отдельные отряды кораблей совершили несколько совместных походов. Поэтому практика в совместном плавании и маневрировании была недостаточной. За короткий срок пребывания в Ревеле корабли эскадры смогли произвести очень ограниченное число стрельб, тем более что полученное для этого количество практического боезапаса было меньше, чем предполагалось. Торпедных стрельб с миноносцев тоже было проведено недостаточно. Материальная часть торпед была не подготовлена, поэтому при первых стрельбах много торпед затонуло.

Организация эскадры, установленная в начале похода, изменялась несколько раз и окончательно установилась только после оставления берегов Индокитая. Состав отдельных отрядов менялся, что отчасти вызывалось обстановкой похода. Все это не могло не отразиться на взаимоотношениях и влиянии начальников отрядов на своих подчиненных и на обучении команд кораблей. Кроме того, такое положение приводило к тому, что штабу командующего эскадрой приходилось заниматься разрешением различных мелких вопросов, которые могли бы быть разрешены младшими начальниками. Сам штаб командующего эскадрой не имел правильной организации. Начальника штаба не было, а флаг-капитан был только исполнителем приказаний командующего. Согласованности в работе флагманских специалистов не было, и каждый работал сам по себе, получая указания непосредственно от командующего эскадрой.

Таким образом, эскадра при выходе на театр военных действий не имела достаточной боевой подготовки и правильной организации.

Организация и условия перехода

Обеспечение перехода эскадры из Балтийского моря на театр военных действий при условии, что на всем протяжении ее пути (около 18 000 миль) Россия не имела ни одной собственной базы, являлось весьма сложной и трудной задачей.

Прежде всего предстояло разрешить вопросы снабжения кораблей эскадры топливом, водой и продовольствием, далее необходимо было обеспечить возможность ремонта и, наконец, принять меры для охраны эскадры от возможных попыток противника произвести нападение в пути.

Разработка всех этих мероприятий велась непосредственно адмиралом Рожественским с самого начала формирования эскадры.

Ввиду того, что входившие в состав эскадры новые броненосцы имели осадку, не допускавшую прохода Суэцким каналом без разгрузки, которая отняла бы много времени, командующий эскадрой решил идти с большими кораблями вокруг Африки, отправив другие корабли через Средиземное море. Соединение обеих частей эскадры должно было состояться на о. Мадагаскар. Для большей безопасности перехода Рожественский не считал возможным входить в переговоры с иностранными правительствами на предмет захода эскадры в какие-либо определенные порты, так как это заранее сделало бы известным его маршрут. Поэтому никаких предварительных соглашений по этому вопросу не заключалось. Имели место только переговоры с французским правительством по некоторым частным вопросам, как, например, о продолжительности пребывания русских кораблей во французских портах, о пунктах, наиболее подходящих для стоянки эскадры, и возможности сношений с эскадрой в пути и т.п. Некоторые частные вопросы, как, например, об охране кораблей при следовании через Суэцкий канал, разрешались и с другими иностранными правительствами. Но в целом дипломатической подготовки перехода сделано не было.

В силу этого переход эскадры чрезвычайно осложнился из-за протестов иностранных государств при заходе эскадры в тот или иной порт, сокращения сроков стоянки, невозможности выполнения текущего ремонта и отдыха личного состава.

Вопросом особой важности было своевременное снабжение углем, водой и провизией, ибо от этого всецело зависел и срок прибытия эскадры на Дальний Восток. В силу того, что использование для этого русского торгового флота не разрешало вопроса, так как закупка угля должна была бы производиться за границей, было решено привлечь к этому иностранные фирмы.

Таким образом, возможность движения эскадры на Восток была поставлена в зависимость от иностранных фирм и добросовестности выполнения ими контрактов. Как и следовало ожидать, такая организация снабжения не могла не сказаться на движении эскадры на Восток и была одной из причин задержки ее на о. Мадагаскар.

Вопросы снабжения эскадры углем настолько заботили командующего эскадрой, что они доминировали над всеми другими, даже в ущерб боевой подготовке. Для питания личного состава корабли приняли усиленные запасы продовольствия из порта. Доставка свежей провизии должна была производиться на основании контрактов, заключенных как с русскими, так и с некоторыми иностранными фирмами. Для ремонта кораблей в пути эскадре был придан специально оборудованный пароход-мастерская “Камчатка”. Этот пароход и еще несколько транспортов с грузом различного назначения составляли плавучую базу эскадры.

 

 

Известие об отправке русским правительством на Дальний Восток такого крупного подкрепления, как 2-я Тихоокеанская эскадра, не могло быть сохранено в тайне, и это событие обсуждалось на страницах и русской и заграничной прессы. Поэтому весьма вероятным было предположить, что японцы постараются на всем пути движения эскадры создать различные препятствия дипломатического и военного характера, вплоть до непосредственного нападения на эскадру и диверсионных выступлений.

Возможность подобных попыток учитывалась русским морским министерством, и оно изыскивало пути к организации постоянной системы наблюдения и охраны районов, где эскадру могли ожидать различные неожиданности. Такими наиболее опасными районами считались Датские проливы, Суэцкий канал к Красное море.

После переговоров с различными ведомствами было решено поручить это дело заграничной политической агентуре охранного отделения департамента полиции, которое охотно брало на себя организацию охраны пути эскадры в Датских проливах. Для организации охраны в других местах были командированы специальные люди, которые должны были информировать адмирала Рожественского о движении японских кораблей.

Все перечисленные мероприятия не гарантировали ни бесперебойного снабжения кораблей эскадры, ни обеспечения стоянки, ремонта и отдыха, ни. наконец, обеспечения эскадры от возможности внезапного нападения. Насколько созданная организация охраны эскадры в пути не отвечала своему назначению, показал случай при переходе эскадрой Северного (Немецкого) моря, известный под названием “Гулльского инцидента”.

Выход эскадры и Гулльский инцидент

Достройка новых кораблей, вопросы снабжения и пр. — все это задерживало выход эскадры. 29 августа эскадра пришла в Ревель и, простояв там около месяца, перешла в Либаву для приемки материалов и пополнения запасов угля; 2 октября эскадра вышла для следования на Дальний Восток. Однако и 2 октября вышли не все корабли. Два крейсера, часть миноносцев и транспортов не были еще готовы и должны были догнать эскадру в пути.

 

Первый переход эскадра совершила до м. Скаген (северная оконечность Ютландского полуострова), где предполагалось грузить уголь, и стала на якорь. Здесь адмиралом Рожественским были получены сведения о замеченных подозрительных кораблях и о якобы готовящемся нападении на эскадру. Считая стоянку у м. Скаген в этих условиях опасной, командующий эскадрой отменил погрузку и решил следовать дальше. Для перехода через Северное (Немецкое) море Рожественский решил разделить эскадру на 6 отдельных отрядов, которые должны были сниматься с якоря последовательно и идти друг за другом на расстоянии 20-30 миль. В первых двух отрядах шли миноносцы, в следующих двух — крейсера, затем два отряда броненосцев. Последним снимался с якоря отряд новых броненосцев. Такое расчленение эскадры : адмирал Рожественский считал наиболее целесообразным с точки зрения защиты боевого ядра эскадры — броненосцев.

Однако установленные между отрядами дистанции были недостаточны и не исключали возможности столкновения их в ночное время, в случае каких-либо непредвиденных задержек в пути. Головным отрядам не была поставлена задача разведки пути, которая давала бы главным силам, шедшим к тому же без охранения, гарантию безопасности. Связь между отрядами не была организована, хотя возможности к этому были. Каждый из них следовал изолированно от других. Таким образом, принятый адмиралом Рожественским походный порядок ни в какой мере не отвечал требованиям организации перехода эскадры в военное время.

Отряд новых броненосцев, на котором держал флаг адмирал Рожественский, снялся с якоря 8 октября в 22 часа. Около 0 час. 55 мин. 9 октября отряд подходил к району Доггер-банки Незадолго до этого транспорт-мастерская “Камчатка” донесла по радио, что ее атаковали миноносцы.

 

При проходе Доггер-бапки впереди отряда броненосцев были замечены силуэты каких-то кораблей без огней, которые шли на пересечку курса отряда и сближались с ним. На эскадре решили, что броненосцам грозит атака, и открыли огонь. Но когда были включены прожекторы, оказалось, что расстрелу подверглись рыбачьи суда. Огонь был прекращен. Однако за 10 минут, в течение которых продолжалась стрельба, несколько рыбачьих судов были повреждены. Неожиданно на левом траверзе броненосцев были замечены силуэты еще каких-то кораблей, по которым также был открыт огонь. Но после первых же выстрелов выяснилось, что это русские крейсера “Дмитрий Донской” и “Аврора”. На “Авроре” было ранено два человека и сделано несколько пробоин в надводной части корабля.

Пройдя Доггер-банку, эскадра направилась в Ла-Манш. 13 октября пришла в Виго (Испания). Здесь эскадра задержалась до разрешения конфликта между Англией и Россией, вызванного так называемым “Гулльским инцидентом”.

 

Есть основания предполагать, что Англия, занимавшая враждебную позицию по отношению к России и находившаяся в союзе с Японией, специально спровоцировала этот инцидент. Целью этой англо-японской провокации могло быть задержание продвижения 2-й Тихоокеанской эскадры, что ухудшало положение России на Дальнем Востоке.

После “Гулльского инцидента” английское правительство угрожало разрывом дипломатических отношений. Однако царское правительство предприняло все меры, чтобы ликвидировать возникший конфликт, согласившись возместить убытки и обеспечить семьи погибших и раненых пенсиями.

окончание

Subscribe

  • Спецназ ГРУ – армейская элита.

    С окончанием Второй мировой войны в армиях фактически не осталось диверсионных разведывательных подразделений, часть из них была расформирована,…

  • Первый мусульманский

    В состав советских сил, введенных для оказания помощи в 1979-ом году в «дружественный» Афганистан, входило одно уникальное, хорошо…

  • Спецназ ГРУ...

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments