maximus67 (maximus67) wrote,
maximus67
maximus67

Categories:

Проблема по имени «China»-2: как Запад прозевал возрождение конкурента (продолжение)

Китайский беспилотник Wing-Loong-2

Китайский беспилотник Wing Loong. Китайская международная авиационная и
аэрокосмическая выставка в Чжухае, 2012, фото с сайта www.wired.com

истории с дронами не так страшно то, что Китай сможет использовать данные вооружения сам. Вопрос в том, что,  как и все остальное, производимое в Китае, беспилотники также предназначены для экспорта. Для руководителей многих маленьких стран Африки, Азии и Латинской Америки это может быть очень выгодным приобретением на рынке вооружений, но малоприятным сюрпризом для Запада и, в частности, для США.

В общем, имеется более чем достаточно оснований считать, что нарушение Китаем прав интеллектуальной собственности и воровство технологий подрывает основы экономической системы Запада и создает дополнительные угрозы в военно-политической сфере.

Валютные войны

По мнению некоторых западных экономистов, китайский юань недооценен по отношению к доллару примерно на 40% (по данным PIIE – на 20-25%; МВФ – на 5-10%). Это дает Китаю дополнительное преимущество в торговле, делая китайский экспорт еще дешевле. В совокупности с дисбалансом в торговых операциях, все это усиливает негативное влияние на экономики Запада.

Однако, неправильно считать один Китай виновником всех валютных манипуляций. В последнее время можно говорить о нескольких группах стран, ведущих агрессивную валютную политику. Peterson Institute for International Economics (PIIE) представил в июле 2012 года обзор на тему борьбы с глобальными валютными манипуляциями. В этом документе определены страны – самые злостные валютные манипуляторы за последние 11 лет, которые распределены на четыре группы: (1) страны с давно развитой экономикой; (2) недавно индустриализированные экономики; (3) развивающиеся азиатские экономики; (4) страны – экспортеры нефти (всего 20 стран: Дания, Гонконг, Израиль, Япония, Корея, Сингапур, Швейцария, Тайвань, Аргентина, Боливия, Китай, Малайзия, Филиппины, Таиланд, Ангола, Алжир, Ливия, Саудовская Аравия, Азербайджан, Россия). Как видно из списка, здесь есть и некоторые страны Запада, а также очень близкие союзники западного конгломерата.

На сегодня общий объем валютных манипуляций оценивается приблизительно в $ 1,5 трлн в год. При этом, согласно данным МВФ, около 3/5 этих потоков приходится на долларовые активы и только 1/3 на активы в евро. Учитывая структуру совокупных золотовалютных резервов (ЗВР) всех стран мира, основными пострадавшими являются США и страны еврозоны

Совокупная структура ЗВР всех стран мира, 2011-2012

Рис 5. Совокупная структура ЗВР всех стран мира, 2011-2012)


если предположить, что все валютные манипуляции прекратились, то внешнеторговый дисбаланс США снизится на $ 150-300 млрд, т.е. примерно на 1-2% от ВВП. Это означает создание (или сохранение) 1-2 млн рабочих мест. Для стран зоны евро эффект будет чуть меньше, но тоже существенный (примерно $ 60-120 млрд и 0,4-0,8 млн рабочих мест, соответственно).

Хотя валютные манипуляции являются нарушением статей соглашения МВФ, в настоящее время нет международной процедуры наказания или иного воздействия на нарушителя. Пока лучшей площадкой для применения санкций против валютного манипулятора является Всемирная Торговая Организация (ВТО), работающая в сотрудничестве с МВФ. Странам, потерпевшим от валютных манипуляций может быть разрешено поднимать импортные пошлины на товары стран манипуляторов. Еще одной мерой может быть введение налога или полный запрет на приобретение долларовых или евро финансовых активов за валюты стран манипуляторов.

Вопрос пока остается открытым, а многие моменты требуют согласования международных процедур и изменения устоявшихся правил. Надо сказать, что по этому поводу в адрес Китая в последнее время звучат сдержанные комментарии. Во время предвыборной кампании 2012 года в США раздавались призывы действовать более жестко. Однако пока официальная позиция США примерно такая: «валюта Китая остается значительно недооцененной». Хотя явное недовольство налицо, но это и не объявление Китая «валютным манипулятором». Сдержанный тон может объясняться здесь многими факторами, заслуживающими отдельного анализа.

Китай в последнее время предпринимает много шагов по переводу расчетов во внешнеторговом обороте в юани. Тем самым, Китай оказывает влияние на уменьшение роли доллара как мировой резервной валюты. Кроме того, всем известно, что Китай в настоящее время обладает крупнейшими в мире ЗВР (3 213 млрд $ по данным за 2011г.), а также является самым большим внешним кредитором США (1 164 млрд $ по состоянию на июнь 2012г.). Одномоментно или быстро сбросить свои долларовые активы для решения внутренних инвестиционных задач Китаю не удастся. Это приведет к падению доллара, росту юаня и еще большему падению китайского экспорта. А реальной альтернативы доллару пока нет, учитывая все сложности с зоной евро и т.д.

Возможно, все эти обстоятельства в совокупности с тем, что находится за кулисами, заставляют стороны вести себя сдержанно и не делать резких движений. Однако, факт есть факт. Сегодня Китай: а) обладает крупнейшими в мире ЗВР; b) является крупнейшим кредитором США; c) не имеет открытой рыночной экономики (в понимании Запада; иными словами, мало зависим от влияния Запада).

Вопросы глобального лидерства во многом зависят от веса субъекта в системе международных валютно-финансовых отношений. Очевидно, что вес Китая сегодня беспрецедентно высок, а следовательно, если так дело будет идти и дальше, то он сможет либо перехватить это лидерство, либо разрушить всю систему (вследствие ошибок или конфликтов). Понятно, что Запад не устраивает ни один, ни другой вариант.

Взаимозависимость

Говоря о взаимозависимости Запада и Китая можно приводить много примеров. Но рассматривать все их многообразие вряд ли имеет смысл. Думаю, что более рационально было бы остановиться на примерах зависимостей разного типа. Кроме того, если смотреть на проблему глазами Запада, то необходимо акцентировать внимание на зависимости Запада от Китая, а не наоборот. Хотя, на самом деле, эта зависимость обоюдная.

Итак, какие зависимости следует выделить? Вот первый пример, который связа зависимостью экономического роста. Китай с самого начала своего подъема (с конца XX в.) был интегрирован в систему «мирового капитализма». Это происходило постепенно и, как мы понимаем, — по взаимной выгоде Запада и Китая.

Запад до поры до времени устраивало очень многое из того, что давала интеграция Китая. «Дешевый» стало синонимом слова «китайский». Этот фактор давал множественные выгоды западным компаниям за счет дешевизны: (1) рабочей силы китайских иммигрантов; (2) ввоза китайской комплектации для производства на Западе конечных товаров; (3) сборки в Китае товаров, разработанных на Западе. Кроме того, выгоду почувствовал практически каждый западный потребитель. Китайский фактор способствовал усилению потребительских настроений и улучшению качества жизни граждан Европы и Америки. Казалось, что Запад вошел, наконец, в эру долговременного бескризисного процветания. Определенная зависимость возникла уже тогда, просто она не была еще столь очевидна.

С тех пор многое изменилось, особенно после 2008 года. Многие выгоды начального периода интеграции превратились в проблемы (некоторые из них мы уже рассматривали). Если раньше Китай представлял из себя некую «отдушину» мирового капитализма, помогавшую растянуть во времени те негативные явления, которые, совершенно без его участия, годами формировались в экономиках западных стран, то теперь на Китай все чаще смотрят как на локомотив мирового экономического роста. И это уже другая, более очевидная зависимость.

По оценкам МВФ по итогам 2012 года мировая экономика вырастет на 3,3% (прогноз на 2013: 3,6%). Это не самая плохая новость. Плохая новость – это то, что экономики т.н. развитых стран вырастут, соответственно, на 1,3% (1,5%). При этом обратим внимание на прогнозы по некоторым крупным экономикам:

- США: 2,2% (2,1%);

- страны зоны евро: -0,4%(0,2%);

- Япония: 2,2% (1,2%);

- другие развитые экономики: 1,5% (2,4%).

На этом фоне прогноз роста китайской экономики выглядит более оптимистично: 7,8% (8,2%). Но это уже и не двузначные цифры, как в былые годы. Учитывая вес китайской экономики в мировом ВВП и экономическую слабость многих западных стран, становится понятно, почему на нее возлагается столько надежд. Компании со всего мира активно ищут в Китае рынки сбыта своей продукции. Теперь огромное китайское население стали рассматривать не только (и не столько) как дешевую рабочую силу, но и как потенциальных потребителей.

Другой пример связа зависимостью от монополии на специфические ресурсы. Дело в том, что Китай является эксклюзивным монополистом на некоторые виды природных ресурсов, которые имеют критическое значение для «технологичных экономик» стран Запада. В Китае добывается 97% редкоземельных металлов, среди которых: неодим (Nd), самарий (Sm), лантан (La), празеодим (Pr), церий (Ce), гадолиний (Gd). Без этих металлов невозможно себе представить работу таких стратегически важных для Запада направлений, как: радиоэлектроника, телекоммуникации, оптика, лазерные технологии,  ядерная энергетика, медицина и многие другие сферы деятельности, в том числе, связанные с новыми технологиями.

Месторождения редкоземельных металлов встречаются в разных странах. Однако ведущая роль Китая обусловлена здесь не только объемом залежей, которых на его территории действительно много, а особенностями добычи и производства. Эти особенности связаны с нанесением вреда окружающей природной среде, а также здоровью людей. В этом смысле Запад Китаю не конкурент.

Китай стал развивать отрасль с 80-х годов и сейчас является ее признанным лидером. Баян-Обо (Внутренняя Монголия) – крупнейшее в мире месторождение редкоземельных металлов, доля которого в объеме китайского, а, практически, и мирового производства составляет около 40%.

Многие страны, особенно США и Япония, обеспокоены мировой монополией Китая. Редкоземельные металлы крайне важны для новых энергетических технологий и используются во многих сферах национальной безопасности. Если рыночный спрос будет расти и дальше, то вскоре Запад столкнется с растущим дефицитом и критической зависимостью.

Говорят, что в самом начале 90-х Дэн Сяопин произнес такую фразу: «У Ближнего Востока есть нефть, а у Китая есть редкоземельные металлы». Этим все сказано!

Похожая ситуация в отрасли, связанной с производством кремния. Основным производителем технического кремния в мире является Китай, доля которого последние 7 лет находится в диапазоне 38-50%.

Пример еще одной зависимости можно заметить там, где возникает эффект «несовпадения методологий», связанных со способами ведения экономической деятельности и степенью государственного вмешательства в экономику. Представьте себе, что вы живете в квартире, а ваш сосед этажом ниже делает ремонт. При этом вы – это Запад, а сосед снизу – Китай. Ремонт в отдельно взятой квартире, конечно, может создавать неудобства соседям, но это внутреннее дело каждого квартирного владельца. Совсем другой разговор, когда ваш сосед начинает сносить несущие конструкции, нарушает элементы общих коммуникаций и т.д. Это уже прямая угроза непосредственно вашей собственности и повод для конфликта с соседом.

Китай очень часто обвиняют в нерыночных методах регулирования экономики. С одной стороны – это его внутренний вопрос, но с учетом его все возрастающего веса в мировой экономике, — это угроза. И угроза, в первую очередь, для тех, кто использует другие методологические инструменты, — для стран Запада. Здесь можно говорить о совокупности многих проявлений: валютные войны, неэластичность процентной ставки, нарушения интеллектуальной собственности, пузырь на рынке недвижимости и т.д. Китай достиг такого уровня, когда мировая экономика зависит не только от его продуманных шагов, но и от его ошибок.

Итак, можно сказать, что подъем Китая в условиях глобальной экономики – это не только процесс смещения экономической активности с «Запада» на «Восток». Речь идет об изменении мировой экономической системы, когда страны Запада будут уже не центром, а периферией экономических процессов, неизбежным следствием чего станет снижение уровня жизни, внутренняя дестабилизация и социальные конфликты. Насколько вероятен такой ход событий? «Первый мир» сейчас переживает сильнейший кризис. Некоторые страны Европы уже фактически остались за его бортом. И список таких стран остается открытым. Зона комфорта, которой до недавнего времени безраздельно владел Запад, стремительно сжимается.

Продолжение следует

источник

Tags: Китай, геополитика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments