maximus67 (maximus67) wrote,
maximus67
maximus67

Новая власть: Украинская корпоративно-олигархическая республика.

Данный текст это попытка представить возможную модель политического консенсуса между наиболее влиятельными ФПГ и государством, а также модель государственного устройства Украины, осознанно или не осознанно формирующуюся сегодня. Основная гипотеза базируется на понимании олигархами всех рисков междоусобицы, а следовательно, острой потребности в формировании системы правил совместного общежития, обеспечивающих баланс сил и интересов.

Аналитической основой для моделирования послужили тексты Максима Михайленко о новом составе Кабмина и раскладки по развитию взаимоотношений между различными провластными группами Юрия Романенко.

1. Сферы влияния.

Не будем вдаваться в детальный анализ собственности, зафиксируем основные сферы интересов всех групп.

Группа Ахметова. нтересы группы лежат в сфере металлургии, электроэнергетики, транспорта и логистики. В сфере государственного регулирования группа заинтересована в контроле за соответствующими министерствами и ведомствами. Задача государственного менеджмента группы – установка правил и создание лояльного режима для своих компаний на соответствующих рынках, что, собственно, четко отражено и зафиксировано в новом составе Кабмина.

Группа Фирташа. нтересы группы лежат в сфере химии, нефтепереработки, газового обеспечения и газотранспортной инфраструктуры. Задачи государственного менеджмента, собственно, такие же, как и у ахметовцев, учитывая отсутствие пересекающихся бизнес-интересов, будут способствовать слаженной работе интегрированных чиновников, а сбалансированное кадровое представительство в министерствах обеспечит необходимый баланс сил при решении проблемных вопросов.

«Семья» Интересы группы лежат в сфере государственного менеджмента (аппарата) и бюджетных отношений (контроля за тендерами и освоением бюджетных денег), а также в сфере финансов и банковской деятельности. Именно финансовый блок группы является залогом ее выживания в будущем. Сфера нефтепереработки и торговли нефтепродуктами потенциально интересна для кормления разрастающегося аппарата топ-менеджмента Семьи.

Группа аграриев (Порошенко). Мы рассматриваем эту группу как отдельную и самостоятельную, т.к. попытки Семьи монополизировать или создать серьезного игрока на этом рынке пока не увенчались успехом. Уж слишком глобально стоит вопрос питания в мире, а суммы инвестиций в украинское сельское хозяйство достаточно объемны, чтобы профинансировать маленькую крестьянскую революцию в случае серьезного наезда. Приведу лишь одну цифру инвестиции в «Мироновский хлебопродукт», только в строительство птицефабрики и птичников – 3 миллиарда долларов. Однако это, конечно, не те прибыли, которые получаются с химии и металлургии, а посему большое количество мелких игроков в аграрном секторе позволяет держать эту зону для «кормления» как зону коррупционных сговоров. Подобная участь уготована торговле и услугам, сфере среднего и мелкого бизнеса, где очень большое количество мелких игроков, не способных к системному противостоянию. Думаю, несильно погрешу против правды, если персонифицирую эту группу во власти как Группа «Порошенко», ибо он единственный публичный представитель аграриев во власти.

Итак, мы видим, чт бизнес-интересы ключевых игроков практически не пересекаются, а в точках возможных пересечений уравновешиваются кадровым представительством групп на уровне профильных замов министерств и ведомств.

Все это создает условия для системного сотрудничества представителей всех групп в рамках государственного менеджмента, а следовательно основная задача олигархов сегодня создать условия для стабильной работы своих предприятий.

На протяжении последних 6-ти лет и почти трех избирательных кампаний мы наблюдаем формирование новой системы  кадрового наполнения государственного аппарата, суть которой – создании каналов перетока кадрового ресурса из корпоративного в государственный сектор топ-менеджмент ФПГ по окончании контрактов активно заходит  как в государственные органы, так и в  органы местного самоуправления, именно из него формируется депутатский корпус областных и городских советов, функциональное крыло Верховного совета).

Эта схема позволяет решить сразу несколько проблем.

Во-первых, обеспечивает определенную кадровую динамику, что позволяет сформировать систему «социальных лифтов» и повысить уровень государственного и корпоративного менеджмента.

Во-вторых, позволяет сформировать новый «коррупционный договор», согласно котором доплаты «корпоративным» чиновникам обеспечивают достаточный уровень дохода, чтобы они отстаивали интересы корпораций и не создавали конкурентную среду за счет «взяток».

Система должна, по сути, снизить коррупционную нагрузку на мелкий и средний бизнес. Однако вычленение «государственного аппарата» в отдельную ФПГ резко снижает эффективность системы на этом этапе развития, усиливая фискальный беспредел налоговиков и силовиков, которые не в состоянии щипать крупный бизнес и полностью выкладываются на мелком и среднем что создает зону социального напряжения и основную угрозу всей системе. эта проблема, скорее, станет зоной конфликта групп, чем вопроса собственности.

2 «Отцы» и «Дети»: ередача власти между поколениями и формирование новой модели государственного управления.

Планомерная зачистка политического пространства от динозавров эпохи «становления» Януковича и укрепление позиций «Семьи» не людьми Януковича, а людьми сына дает нам право говорить, что никакого конфликта поколений уже нет. Что же происходит в этом случае?

В этом случае мы вынуждены признать, что в рамках «Семьи» «молодое поколение» уже победило и выступает основной движущей силой. Репутационный провал «дяди Юры» в конфликте с сыном фактически подвел черту в процессе перераспределения власти между поколениями. Следовательно, победитель в этой войне уже известен, и формирование новой повестки дня для страны происходит за границами компетенций «старой гвардии», задача которой обеспечить защиту прорывных позиций для «Семьи» в краткосрочной перспективе и подготовку кадров для смены.

Усиление позиций сына и его вход в «высшую лигу» можно рассматривать как создание системы гарантий безопасности после ухода «папы» с политической арены. С другой стороны, это можно рассматривать и ка подготовку к смещению центра принятия решений в тень, созданию такого себе украинского варианта «Бильдербергской группы».

Никого не удивит констатация факта, чт отличительной чертой сегодняшнего Кабмина есть практическое отсутствие самостоятельных игроков, представляющих собственные бизнес-группы или политические организации, способные построить самостоятельную игру или заявить какие либо права на собственность. Кабмин сформирован из бывших топ-менеджеров, репрезентирующих крупные ФПГ, обладающих гипертрофированной лояльностью, реально представляющих стратегические интересы групп и конкретные задачи, которые им необходимо решить на своих постах.

Сейчас мы можем смело утверждать, чт ГОСУДАРСТВО в лице аппарата утратило право инициативы, а,  следовательно, оно уже не является управляющей системой Бюджет 2013 года с серьезным урезанием финансирования силового блока, армии и МВД фактически заканчивает демонтаж государства как управляющей системы, снижая его силовые возможности. В этом случае функционал государства смещается в сторону контрольных, социальных и представительских функций. Под «контролем» в данном случае мы подразумеваем лишь возможность, рассматривать распределение должностей и позиций во властной вертикали как маркер соблюдения баланса интересов, а также «коррупционного договора». Социальная функция государства будет заключаться в обеспечении некоего объема благ (пенсии, образование, медицина и т.п.) для населения, позволяющего регулировать уровень социальной напряженности. Представительская функция предполагает использование государства как инструмента для продвижения интересов ФПГ на мировых рынках и в межгосударственных институциях типа ВТО и пр.

Таким образом окончательное уничтожение классической советской модели государственного устройства, передача основных рычагов молодому поколению 3-го эшелона власти и формирование корпоративно-олигархической модели государственного управления и есть сверхзадача Президента Януковича. аже при поверхностном рассмотрении складывающейся модели она очень сильно похожа на классическую американскую («Что выгодно Форду, выгодно Америке»).

3. Украинская корпоративно-олигархическая республика: политико-правовые основы.

Смена модели государственного устройства и, главное, самой философии государственного управления требует радикального изменения сложившейся политической структуры, а именно: диверсификации властных полномочий и нивелирования административных возможностей Президента, закрепив и легитимизировав,  тем самым, выработанную схему противовесов.

Таким образом, мы можем предположить, что ритуальные танцы вокруг Конституции закончатся возвратом к парламентско-президентской республике и вряд ли породят нечто уникальнее того, что было при Ющенко. Весь этот цирк с возвратом кучмовского варианта Конституции был необходим для установления контроля над репрессивным и административным аппаратом. Ради окончательной зачистки всех деструктивных (Коломойский, Тимошенко, Луценко) и неконтролируемых (Пинчук) элементов, способных блокировать договорный процесс или разбалансировать систему в силу своих преимуществ.

Наиболее яркий пример способности разбалансировать систему неконтролируемыми элементами – побоище на 24-ом округе в Днепропетровске, когда неожиданно выдвинутый Пинчуком Яков Безбах победил в битве денег против административного ресурса, выиграв у всеми согласованного тогдашним губернатором Вилкулом кандидата Анатолия Крупского. Проигрыш в масштабах области незначительный, но очень показательный в масштабах глобального проекта, из которого обязательно будут сделаны оргвыводы в отношении Пинчука, но чуть позже. Оборонительная стратегия, выбранная Виктором Михайловичем в отношении нынешнего режима обречена на провал. Показательным тут являетсяначавшееся раскулачивание основного деструктора И. В. Коломойского о итогам выборов, который в принципе слил свои политические проекты («Украина Молодая» Святослава Олейника) и пытается сейчас испугать основных игроков, принимая «страшные позы» типа организации рабочих митингов и пикетов под Запорожской обладминистрацией. Однако, как показывает практика, в этой битве титанов репутационные проблемы власти в расчет уже не берутся, а,  следовательно, массовые волнения никого не пугают. Собаки лают – караван идет! И чем дольше они лают, тем меньше у них шансов укусить, а в нашем случае – что-либо изменить, чтобы выжить.

Мы понимаем, что парламентско-президентская модель требует от наших «олигархов» полного контроля политического пространства, а, следовательно, и формирования устойчивой партийной системы.Рассматривая модель последних выборов, можем четко зафиксировать первые два стабильных проекта.

«Семья» сохранит за собой проект – Партию Регионов. 30%-ный результат на выборах практически спокойно может обеспечить ей электоральное существование ближайшие 10 лет. В особенности, после омоложения за счет ухода «папиных» динозавров.

Группа Фирташа ndash; будет активно сотрудничать и торговаться с УДАРом. 13%-ный результат на выборах за счет протестного голосования и новизны также дает возможность ей спокойно рассчитывать на парламентское существование ближайшие 10 лет. Если Фирташу удастся уговорить Кличко поддержать проект новой Конституции, партия имеет все шансы попасть в пул и принимать участие в формировании коалиционного правительства.

Группа Ахметова – есть проблемы с собственным политическим проектом. ока группа представлена в основном мажоритарщиками и «консервами» в других политических проектах. Учитывая провал проекта «Украина вперед!», группа будет вынуждена либо уже сейчас запускать собственный проект, либо брать уже существующий. Давайте посмотрим, что может предложить существующий политический рынок:

Собственный проект – результат достаточно невнятен. Хотя если взять базовые регионы и предположить, что 95% сотрудников предприятий проголосуют за корпоративный проект, думаю, наскрести 5–7% (1,5–2 миллиона голосов) для группы вполне посильная задача. К тому же это голоса, которые уйдут от ПР, уравновешивая тем самым ситуацию в Парламенте и понуждая концессионеров держаться друг друга. Ибо в этом случае они получают практически большинство 25% – ПР, 13% – УДАР, 7% – корпоративный проект, остальное добирается «тушками» или партнерами из КПУ – 7%, устойчивое большинство есть в 52–53%.

КПУ – 13%-ный результат, обеспеченный голосами разочарованного в ПР электората в базовых регионах группы. Учитывая предпенсионный возраст лидера и, главное, отсутствие системного инвестора и источников финансирования, КПУ может спокойно рассматриваться как наиболее перспективный проект, с точки зрения оперативной покупки.

«Свобода» – 10%-ный результат, обеспеченный протестным голосованием и отсутствием графы «против всех». Радикальная и совершенно не воспринимаемая в базовом ареале группы Восток и Юго-восток страны. Вероятнее всего, будет «фаршироваться» представителями группы за минимальный проход партии на грани проходного барьера в восточных и южных регионах страны. Как базовый проект вряд ли может рассматриваться серьезно.

Этот актив может быть наиболее привлекателен для вечно оппозиционной и консервативной Аграрной группы, что также гарантирует Свободе  минимум 10-летнее парламентское будущее.

Итак, если Группа купит проект КПУ, то концессионеры даже в существующих условиях получают устойчивое большинство почти в 56% (УДАР, КПУ, ПР). Если к ним еще добавить 10% «Свободы», подконтрольной аграриям, «бильдербергцы» получают 66% парламента. Устойчивый контроль над 2/3 парламента обеспечивает необходимую стабильность политического режима на ближайшие 10–15 лет.

«Батькивщина» в условиях отсутствия системного финансирования, четкой политической и идеологической платформы, сильного харизматичного лидера  маргинализируется и превращается в экспериментальную или стартовую площадку для проявления «самородков», которые будут оперативно растворяться в более крупных проектах страны победивших «корпоративной этики и духа авантюристического капитализма».

4. Украинская многовекторность и новый лимит доверия режиму.

Рассматривая внешнеполитические векторы нового режима, можно заметить, что десятилетия независимости сделали из Мазепы не только национального героя, но и пример для подражания современной политической элиты.

Потребность уравновесить силы с олигархическими группами толкают Семью на создание «рынка»  государственных должностей, контроль которого позволяет регулировать влияние Семьи внутри страны за счет сдачи непонятных для них геополитических интересов. Слухи о наличии агентов влияния в высших эшелонах власти ходят уже давно. Свободовцы даже поставили себе целью вычистить всех «агентов Кремля» из правительства.

Однако, судя по последним назначениям, эта война пока проигрывается (главой Национального банка стал сын зам.начальника департамента инвестиций и строительства «Газпрома», сохранение на посту достаточно одиозной фигуры министра образования, новый председатель СБУ также имеет достаточно тесные контакты с РФ, по информации Гражданского движения «Спільна справа»). Активная инфильтрация «агентов влияния» в правительство свидетельствует о результативности переговоров Семьи с Кремлем на период как минимум среднесрочной перспективы 5–10 лет.

Европейское лобби в правительстве после ухода Хорошковского размыто,  а творческие эксперименты Каськива лишь усугубили представление, что Украина сегодня привлекательна лишь для аферистов и авантюристов западного бизнеса. Определенные шаги поиграть на западном направлении предпринимала и предпренимает группа младореформаторов в составе связки  Арбузова-Колобова.  Не будем забывать тот факт, что функционально вопросы евроинтеграции в правительстве курирует первый вице-премьер, что значительно усиливает позиции европейского лобби в правительстве и уравновешивает влияние россиян на политику министерств.

Таким образом, явно пророссийская кадровая политика на фоне заверений в непоколебимости европейского курса и активизация переговорных процессов по зоне свободной торговли и договору об ассоциации между Украиной и ЕС позволяет нам предположить:

1. Украина остается в сфере стратегических интересов РФ. Появление столь высокопоставленных «агентов влияния» является залогом признания «новой Украины» и основных лидеров ФПГ на Востоке. Тут варианты открываются просто фантастические для россиян. Учитывая, что НБУ является основным аккумулятором валютных ресурсов для оплаты за газ, в условиях кризиса уже весной он вдруг не сможет собрать достаточной суммы, и мы смело начнем диалог о консорциуме ГТС. РФ со своей прагматичной политикой, думаю, вряд ли будет ждать, пока выпустят Тимошенко и, вероятнее всего, начнет сотрудничать с режимом, что также будет снижать влияние и роль «деструкторов» от оппозиции на ситуацию и поспособствует их маргинализации.

2. ЕС Украина рассматривается как буферная зона и возможное препятствие на пути военной экспансии с Востока на Запад. Европе выгодны хорошие отношения с Украиной и поддержание ее Европейского курса, гарантирующие препятствия на пути России в западном направлении в случае увеличения напряженности между Западом и Востоком в развернувшемся сражении за ресурсы.

Украинский режим рассматривает ЕС как основного финансового донора и гаранта финансовой стабильности и неприкосновенности капиталов основных субъектов нового режима, а также как противовес влиянию РФ. О чем свидетельствует активное движение по поиску инвесторов на Западе вне контекста возможности российских инвестиций.

Складывающийся расклад в принципе удовлетворяет всех:

Новой украинской власти дает возможность стабилизироваться и получить определенный лимит доверия, как на Западе, так и на Востоке.

Европе дает определенный рынок сбыта, стабильную и дружественную буферную зону на границе.

Россия получает своего «Троянского коня» в Европе, имеющийся кадровый потенциал в украинской власти обеспечит ей еще один, пусть слабый, но свой голос в Европейских институциях и в дипломатической игре.

Украина так и остается без собственного субъектного вектора во внешней политике, выторговывая преференции для олигархов за поддержку внешнеполитических интересов своих более крупных соседей. При этом за субъектную позицию могут выдаваться абсолютно непоследовательные внешнеполитические решения, продиктованные интересами украинских ФПГ.

5. Радикализация и перспективы «восточно-европейской весны».

Предлагаемый нашими олигархами план построения корпоративно-олигархической республики, на мой взгляд, будет более предпочтительный для оставшейся в стране патерналистской части украинского общества. Ведь наиболее активная и способная часть предпочтет выехать из страны или выждать, пока все стабилизируется.

В этих условиях «бессмысленный и беспощадный» бунт украинской оппозиции, не способной предложить внятного альтернативного сценария развития страны и, главное, реализовать его организационно, уходит в разряд невероятного. Возможно, мы будем наблюдать мелкие очаги сопротивления местных «Робин Гудов» или отчаянных одиночек. Особенно учитывая продажность оппозиции, которая в условиях отсутствия системного финансирования продаст кого угодно и какие угодно интересы.

По соседним государствам Белоруссия, Молдова также какие-либо силовые сценарии свержения режимов пока не просматриваются. Следовательно, внешних интересантов «восточно-европейской весны» сегодня нет, и в краткосрочной перспективе они вряд ли появятся, учитывая внутренние экономические проблемы ЕС и США.

Трех лет будет вполне достаточно для укрепления нового режима, и даже если Янукович проиграет выборы 2015г., неважно, кому из действующих оппозиционеров, для Виктора Федоровича и страны уже ничего не изменится. Ведь кадровая колода сформируется уже сегодня.

6. Спасут ли «олигархи» Украину?

Мы тут много говорили об эволюции государственного аппарата и государства как модели управления территориями, сегодня мы можем смело говорить, что Украина  достигла определенной динамики в этом вопросе. В стране появилась группа, способная смоделировать страну, пусть не такую, какой мы себе ее представляем или хотим видеть, но все же это наиболее реальный проект, который стоит сегодня на повестке дня, и я думаю, он достоин не только критики, но и объективной оценки.

Оценки, с точки зрения сохранения Украины как государства на карте в условиях отсутствия альтернативных жизнеспособных концептов и развития кризиса самого мироустройства.

P.S. важаемые коллеги! Я был бы очень благодарен экспертам в сфере экономики за материал, который бы показал,почему сегодня проект «Украинской корпоративно-олигархической республики» реален, с точки зрения экономических процессов, как в стране, так и в мире.

P.P.S. от «Хвилі»: мы приглашаем всех коллег, читателей, а также олигархов присоединиться к дискуссии о  будущем Украины. Давайте попытаемся выбрать оптимальную модель сейчас, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно потраченные деньги и время.

источник

Tags: Украина, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments