maximus67 (maximus67) wrote,
maximus67
maximus67

Categories:

Московская математическая школа и имяславие

Книга, которой я первоначально так обрадовался, в результате меня разочаровала, оказавшись довольно сумбурной, поверхностной и с определённым скандальным душком. Однако она всё-таки содержит некоторые фактические данные, которыми я считаю нужным поделиться ввиду того, что её тема до сих пор остаётся широкой русской общественности почти неизвестной.

Ключевую роль в создании Московской математической школы сыграли два профессиональных математика – Дмитрий Егоров (1869-1930) и Николай Лузин (1883-1950) и один профессиональный богослов – Павел Флоренский (1882-1937). Егоров и Лузин, будучи математиками, были при этом православными мистиками, склонявшимися к имяславию, которое они находили удивительно созвучным разработанной Георгом Кантором теории множеств. Лузин и Флоренский вместе учились у Егорова на Математическом факультете Московского университета, потом Флоренский поступил в Духовную академию в Сергиевом Посаде, а Лузин избрал карьеру математика, однако между ними сохранились тесные отношения и Лузин считал Флоренского своим духовным наставником. В 1910 г. Егоров и Лузин начали вести в Московском университете студенческий математический семинар («Лузитанию»), из которого и выросла знаменитая Московская математическая школа. Одним из её самых выдающихся достижений стало создание уже в 1916 г. Лузиным и его студентом Михаилом Суслиным дескриптивной теории множеств. «Генеалогию» Московской математической школы можно представить следующим образом:


По всей видимости, больше никогда в истории человечества в одном и том же месте не появлялось одновременно такое большое количество гениальных математиков. Московская математическая школа составила один из главных предметов гордости науки СССР. Однако Мордор не был бы Мордором, если бы и в данном случае не «отблагодарил» в свойственном ему духе подлинных авторов приписанных им себе достижений.




Дмитрий Егоров


В 1929-1930 гг. в СССР началась очередная кампания преследования православных, прежде всего катакомбников и имяславцев. Весной 1930 г. Егоров был отстранён от должности директора Института математики и механики Московского университета, а в сентябре того же года в числе сорока других православных христиан арестован и обвинён в «смешении математики и мистики» и «участии в контрреволюционной организации» – «Русской Истинно-Православной Церкви». Сначала он был посажен в тюрьму в Москве, а затем переведён в Казань, где 10 сентября 1931 г. умер в результате голодовки, которую объявил после того, как ему запретили молиться.

Флоренский был в первый раз арестован ещё в мае 1928 г. и выслан из Сергиева Посада в Нижний Новгород. Второй арест последовал в феврале 1933 г. Тогда его обвинили в том, что он является «монархистом крайне правого толка» и одним из руководителей контрреволюционной партии. После пыток и угроз в адрес его семьи и друзей Флоренский подписал документ о раскаянии «по поводу своего преступного участия в нацистско-фашистской деятельности». Он был отправлен в концлагерь – сначала на Дальний Восток, потом на Соловки, а в декабре 1937 г. доставлен в Петроград и расстрелян на Ржевском полигоне.




Николай Лузин


Лузин подвергся травле за свои религиозно-философские взгляды уже в ходе кампании против Егорова в 1929-1930 гг. Архивные данные свидетельствуют, что после ареста в 1933 г. Флоренского чекисты вели разработку и его друга Лузина, который у них проходил как один из руководителей «национал-фашистского центра», «отвечавший за связи с иностранцами». В числе прочего его обвиняли в том, что он встречался в Германии с Гитлером и получил от него инструкции о шпионаже. Однако в тот раз Лузину удалось избежать ареста. Вероятно, сказалось то, что, в отличие от Егорова и Флоренского, он с начала 1920-х гг. стал скрывать своё мировоззрение, а в 1929 г. перестал преподавать в Московском университете, перейдя на более безопасное место работы в Академии наук.

Однако в 1936 г. дошла очередь и до Лузина. В «Правде» была опубликована анонимная статья «О врагах в советской маске», написанная главой советских математиков-марксистов Эрнестом Кольманом, который ранее сыграл ключевую роль в аресте Егорова и занял его пост председателя Московского математического общества. В статье утверждалось, что Лузин – «один из стаи бесславной царской “московской математической школы”, философией которой было черносотенство и движущей идеей – киты российской реакции: православие и самодержавие. Мы знаем, что и сейчас он недалек от подобных взглядов, может быть, чуть-чуть фашистски модернизированных…». К Кольману присоединился редактор «Правды» Лев Мехлис, развернувший с разрешения Сталина на страницах своей газеты кампанию травли Лузина. Президиум Академии наук создал комиссию по расследованию деятельности Лузина, в которую вошли его коллеги и ученики, большинство из которых (включая Александрова, Колмогорова и Понтрягина) заклеймили его как «врага советской власти» и «вредителя». Дело очевидно шло к аресту и возможной гибели, от которых, по всей видимости, Лузина спасло только отчаянное письмо в его поддержку, написанное Петром Капицей Молотову (а через него и Сталину). В результате комиссия Президиума АН в своём заключении ограничилась предупреждением Лузину. Он лишился работы в Академии наук, но, в отличие от своего учителя Егорова, остался «на свободе» и смог умереть собственной смертью в 1950 г.

А это организатор травли Егорова и Лузина – Эрнест Кольман
Глядя на его рожу, лишний раз убеждаешься в правоте слов св. Кирилла Александрийского о том,
что жиды суть видимые бесы


Эрнест Кольман родился в еврейской семье в Праге. В 1915 г. попал в русский плен, в 1917 г. вступил в РКП(б) и Красную армию, стал политработником. В 1920-х гг. по заданию Коминтерна вёл подрывную деятельность в Германии. В 1930 г. в ответ на требование Сталина «разворошить и перекопать весь навоз, который накопился в философии и естествознании» возглавил борьбу со старой русской академической наукой на посту руководителя Ассоциации институтов естествознания Коммунистической академии. Помимо ареста и смерти Егорова и травли Лузина несёт ответственность за преследования Вавилова, Вернадского и множества других выдающихся русских учёных.

Оригинал взят у aquilaaquilonis в Московская математическая школа и имяславие \ rugerik  "..."  \ viktorkaushan  "..."
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments